10 поэтических заповедей

1. Подлинный поэт никогда не пишет о себе, даже если он использует такие личные местоимения, как «я» или «мне». Он просто проносит через себя чувства других. Если вы не чье-либо отражение, то вы никому не нужны. Не навязывайтесь.

2. Он никогда не использует ругательств ради ругательств. Грубое слово должно нести в себе исполнительную миссию, а не источать гнев или служить украшением для самоутверждения автора. Меньше декоративного хамства, больше режущего смысла.

3. Поэт по призванию не пишет только тогда, когда ему плохо. Иначе это не что иное, как любование собственными обидами на другого человека или на жизнь. Не надо жаловаться.

4. Он не дробит свои стихи на «лучшие» и «просто хорошие», которые написаны «для разбавки». «Выкинуть все барахло! Выкинуть все барахло!» – сказал один гений.

5. Настоящий поэт не принимает алкоголя и наркотиков, чтобы обострить свое мироощущение. Если начало ритмики души совпадает только с началом действия инородных веществ в организме, значит, поэт – не вы, а то, что выветрится из вас через сутки. Будьте самими собой.

6. Поэт не рифмует «ться» с «ться» и «ыть» с «ыть». «Солнце/оконце» и «сердце/дверце» тоже вызывают неловкое чувство стеснения у искушенного читателя. Если иначе не выходит, то вы – графоман и рифмоплет, уважаемый. Угомонитесь. Просто идите, поешьте. Скорей всего, это голод.

7. Истинный поэт и вообще грамотный человек следит за знаками препинания. Снизойдите до запятых, вы не выше всего такого. Возможно, ваша запятая спасет чью-то жизнь. Или, как минимум, кого-то передернет на одну судорогу меньше.

8. Не нужно злоупотреблять запятыми, ставя их там, где вы решили просто вздохнуть! Господи.

9. Прирожденный поэт пишет исключительно для себя, но под софитами выворачивается, лезет на стену и из кожи вон – все это для других. Иначе вы не артист. Без обоюдного внимания не возникнет связи. Не стойте столбом. Ну и что, что вы гордый.

10. Поэт не зависит от такого жалкого и непостоянного чувства как вдохновение. И муза, это своеобразное, капризное существо, не должно владеть поэтом. Он пишет не от вдохновения. Поэт пишет, как живет.

Аминь.

«Che», Revolution Square, Havana, 1964. Фотограф Liborio Noval.

Что-то идет не так

Если
          все чаще
                    идет
                           по плану,
если
          все реже
                    по сердцу,
                              в такт,
значит,
          что-то
                    идет
                              не так,
значит,
          ты кем-то
                    обманут.
Выйди
          скорей,
                    подними
                              бунт
в духе
          былых
                    повстанцев,
чтоб
          самому
                    не завраться,
если
          тебе
                    врут.

Изображение: «Che», Revolution Square, Havana, 1964. Фотограф Liborio Noval.

Нет, я не Байрон, я другой…

Нет, я не Байрон, я другой,
с тоской идущий на экзамен,
и брег лазурный пред глазами
не отмахнуть уже рукой.

Я был бы несказанно рад
челом убиться о конспекты.
Я бы пустил их всех по ветру,
но только ветер встречный, гад.

Anait Sagoyan © ww.AnaitSagoyan.com

Я слишком часто вижу тебя во сне…

Я слишком часто вижу тебя во сне
в оркестрах толп и витринных растрах,
где мы друг к другу совсем не причастны,
но ты не знаешь, что я здесь извне,

что все движения знаю я наизусть,
то, как ты смотришь, перед собой не видя…
И этот древний, потертый местами свитер
никак не выкинешь даже во сне, и пусть.

Я слишком сильно боюсь в одночасье, вдруг
от рева скорой за черным окном проснуться,
пока стоишь ты на том перекрестке улиц
и сплошь витрины, и толпы одни вокруг.

Мне хочется вырвать оттуда тебя и впредь
держать подальше от всех перекрестных линий.
От всех заведомо кающихся и повинных.
Ночами ни скорых не счесть, ни овец.

Не дай мне, прошу, без тебя повзрослеть.

«1984», (1956). Первая театральная адаптация по книге Джорджа Оруэлла. Режиссер: Майкл Андерсон.

Все врут

В рупор трубят о высоких рейтингах
во время пожара на всю страну.
И как тут, скажи мне, верить им,
если не верится никому?

Эти раскольниковы и базаровы
место расчистят, иного сместят,
ознаменуют кровавым заревом
совсем не рассвет, а скорей закат.

В больницах выстрадано, намолено,
заврался диктор, фотограф подтер,
и неизвестно, чем кончится торг
на пустоши, начерно обездоленной.

Изображение: «1984», (1956). Первая театральная адаптация одноименной книги Джорджа Оруэлла. Режиссер: Майкл Андерсон.

Anait Sagoyan © ww.AnaitSagoyan.com

Злободневное

Я не люблю, когда меня торопят,
когда дробят на встречи и дела.
Хочу по-своему прожить субботу,
такой как мать ее в неделю родила.

Социопаты, интроверты, мизантропы
меня поймут, хоть нам не по пути.
Я в двадцать первом веке жду субботы,
что рожей вторник, как ты ни крути.

Ты

Пустыни расчерчу в реки.
Проливом разведу земли.
Вулканы понапрасну дремлют.
Пойду и подниму им веки.

Кто свят был, тот теперь беснует.
По миру каждый клад разобран.
Несу и проживаю образ,
тебя не вспоминая всуе.

Ты думаешь, нам еще долго жить…

Ты думаешь, нам еще долго жить,
что все переменится,
все непременно успеется.
Мелким бисером на нить
или штабелем в поленницу
собираешь несказанное
на особенный день, разумеется:
все хорошее впереди,
это вроде бы кем-то доказано.

К черту все эти уверения.
Если можешь, не уходи.
Проживи не по времени,
что обещано впереди,
что проходит всегда мимо.
Ты думаешь, нам еще долго быть
неисчерпаемо молодыми,
что все пути до единого
все-таки исповедимы?
Проживи не по времени,
что оставлено позади.
Разберись со своими
демонами.

Ни к чему быть в плену
у скопленного,
что может тебя пережить
нераздаренным,
никого так и не взволновавшим,
посему, неоправданным.
Ошибайся наперебой,
продвигайся, как будто слеп,
только ничего не откладывай.
Говори со мной.
Разорви эту цепь.

«Moby Dick», иллюстрация Lisel Jane Ashlock.

Кит

У меня в животе поселился кит.
Все у нас поначалу совсем не сложилось.
Он ломал мне днище и меж прожилин
Так глядел, будто миром забыт.

Впрочем, именно так все и было.
Мой корабль оказался вконец разбит.
Я бы в лодку, но кит все смотрел уныло:
у него застарелый бронхит.

Он на выдохе как тяжело захрипит,
так над нами аж кратерное светило
пошатнулось и даже слегка сместилось.
Я услышу его, а в груди щемит.

Мне не жаль корабля, хоть меня мирило
с ним и то, что иных обреченно разнит.
Одиночество мерят безбрежным мерилом.
У меня в животе поселился кит.

Изображение: «Moby Dick», художник Lisel Jane Ashlock.

Без обид

Если мешаю, уйду с дороги.
Я не привыкла топтать пороги.
Только, пожалуйста, больше не надо
этой улыбки натужно-парадной.

Если другие тебе привычнее,
то без обид. Ничего личного.
Наше знакомство ушло за бесценок:
хочешь, бери без остатка сцену.